ulfofan (ulfofan) wrote,
ulfofan
ulfofan

Categories:

Ульяновская «химера» - Александр Каплин

Ульяновская «химера» - Александр Каплин
Эколог. Юрист. Экс-адвокат. Бизнесмен. Экс -депутат Ульяновской городской думы. По некоторым утверждениям, американский шпион и тайный лидер «оранжевых».
В хороших отношениях с местным «очень правым» Александром Брагиным - вечным раздражителем областной власти, а также с постоянным оппонентом губернатора Исааком Гринбергом. При этом в не менее хороших отношениях с экс председателем регсовета «Справедливой России» Николаем Дорониным, который губернатора уважает. Он выигрывал иски в Конституционном суде, защищая интересы всех, и проигрывает в местных судах, защищая себя. Он вступил в спор с Романом Абрамовичем и дошел в этом деле до Страсбурга. В региональном правительстве его уважают, но, видимо, сделали все, чтобы в новом составе гор думы строптивого эколога не было. Экологи— общественники называют его правозащитником, конкуренты заявляют, что он действует в интересах своего бизнеса. Таков Александр Каплин.

В конце 90—х годов прошлого века, когда все выпускники юрфака шли на работу в прокуратуру, юный выпускник ульяновского филиала МГУ Александр Каплин решил стать адвокатом, «поскольку видел, что состязательности в судах нет, и судьи больше прислушиваются к мнению обвинения, а не защиты». Критики Каплина считают, что «просто молодой человек вовремя сообразил, что быть адвокатом, пока их еще немного, выгодней, чем прокурором». Адвокатура повлияла на мировоззрение молодого человека. Несколько дел, связанных с защитой природы и животных (чрезвычайно редких в то время), заставили адвоката собирать информацию по судебной практике и связываться с экологическими организациями, которые начинали разрастаться по России после Чернобыльской катастрофы. Собственно, экологические организации стали первыми ростками гражданского общества в России. Поначалу они власти не очень—то и мешали, поскольку напрямую в политику не вмешивались и даже приносили какую-то пользу. Это потом чиновники сообразили, что экологические общественные организации оказываются серьезными врагами, когда решаются сомнительные вопросы выделения площадей под застройку или принимаются инвестпроекты в охраняемых природных зонах.

Так постепенно у будущего депутата появились первые связи и знакомства в экологическом мире. Благодаря адвокатской деятельности Александр Каплин и стал экологом-правозащитником — после нескольких дел о защите животных и природы, в которых правоохранительные органы не желали принимать сторону закона. Особенно повлияло дело о воровстве коров, где показания подзащитных о том, как они убивали коров, настолько повлияли на юриста, что он понял: не сможет быть адвокатом и защищать людей, к которым относится отрицательно. Так родился эколог Александр Каплин.

Свою первую экологическую организацию общественный социально—экологический фонд «Хагал», пытаясь получить грант фонда «Евразия», он создал еще в 1998 году. Гранта не получил, но в экологии остался основательно. А на следующий год познакомился с прибывшим из Казахстана и тоже создавшим в Ульяновске экологическую организацию Андреем Саймулловым, которого господину Каплину до сих пор припоминают в виде компромата. Объединив свои усилия, экологи создали фонд «Экологическое содействие», вице-президентом которого был избран Каплин. Целью фонда было внедрение крупных инфраструктурных экологических проектов. Первым из них должен был стать полигон утилизации твердых бытовых отходов в Заволжье. Однако в 2001 году, когда Александра Каплина избрали президентом фонда, выяснилось, что его партнер под гарантии организации набрал займов (порой - под 200% годовых) у местных предпринимателей, однако деньги в фонд не попали. По словам Александра Каплина, «Андрей Саймуллов не мог объяснить, куда делись деньги, и пришлось написать заявление в милицию». Через пять месяцев ареста, как рассказывают знающие люди, господина Саймуллова выпустили, в обмен за это он «сдал» несколько высокопоставленных чиновников—взяточников, после чего выехал в Москву, где снова создал аналогичный фонд. Рассказывают, что благодаря своим особым психологическим способностям, Андрей Саймуллов добился того, что на очных ставках все пострадавшие, за исключением одного, от своих требований отказались, сказали, что «сажать человека не надо», и они верят, «что он все деньги вернет сам». Деньги, говорят, были возвращены только одному - тому, кто в обещания не поверил.

В 2000-м году Каплиным была создана еще одна некоммерческая организация - общественное учреждение «Институт экологического содействия» (ИЭС), которая стала успешной и выгодной. Учреждение занималось (и до сих пор занимается) подготовкой экологических обоснований для предприятий. К тому времени рынок уже был хорошо освоен, на нем работало около двух десятков подобных организаций, в руководстве которых, в основном, были выходцы из госучреждений экологического контроля. ИЭС стал первой компанией, не имеющей властных связей, однако сумел выйти на первые строчки рейтинга этого рынка.

Проекту с полигоном помешали выборы. Пока мэром был Виталий Марусин, дело двигалось. Но тут Александру Каплину предложили поддержать в предвыборной кампании на пост мэра кандидата Павла Романенко. Эколог отказался, поскольку оказывал поддержку действующему заммэра Михаилу Шканову. Понятно, что в итоге, выиграв выборы и став мэром, Павел Романенко отказался поддерживать проект полигона.

Так господин Каплин получил первый поучительный для себя опыт в политике.

Зато следующие выборы он решил использовать в свою пользу, сделав вывод, что крупные экологические проекты можно реализовывать только в сотрудничестве с властью, и для этого надо идти в депутаты. «Кроме того, — говорил он тогда, — если заявлять о проблемах города и региона только на пикетах, то, в условиях России, можно вскоре прослыть городским сумасшедшим, на которого никто не будет обращать внимания». В 2005 году Александр Каплин, уже довольно известный многим горожанам различными акциями по защите природы и парков города, стал депутатом гордумы.

Но тут выяснилось, что политическая деятельность совсем даже не помогла, а наоборот - пошла во вред экологическому бизнесу. Следует отметить, что к тому времени юрист—эколог уже был в партии «Зеленых», потом - в партии «Яблоко», деятельность регионального отделения которой не приветствовалась властями. А когда после ареста председателя регионального отделения Анатолия Нечаева «Яблоко» практически прекратило свою деятельность, Александр Каплин перешел в партию «Родина», откуда автоматически - в «Справедливую Россию». В то время господин Каплин активно взаимодействует с постоянным оппонентом губернатора Сергея Морозова, демократом, профессором Исааком Гринбергом, вместе с ним создает избирательный блок «Ульяновцы», взаимодействует с коалицией оппозиционных партий и движений, активно сотрудничает с лидером реготделения касьяновского Российского народно—демократического союза Александром Брагиным. Все это не могло нравиться чиновникам мэрии и областного правительства.

Вместе с другими экологами и общественными активистами Александр Каплин бросился на защиту формируемого нацпарка «Сенгилеевские горы» и протестовал против планов размещения новых заводов на территории, планируемой под нацпарк, он же стал одним из активных защитников «Винновской рощи», где АМС-Групп планировала разместить спортивно—развлекательный комплекс. Тогда же встал на защиту парка Матросова от строительства здания спорткомплекса с гостиницей, начал вскрывать нарушения строителей при точечной застройке. Поскольку все эти проекты поддерживались областным правительством или, реже, мэрией, то не удивительно, что фигура слишком активного депутата—эколога начинала все больше раздражать губернатора Сергея Морозова и мэра Ульяновска Сергея Ермакова. Масла в огонь подлила борьба Александра Каплина против повышения тарифов ЖКХ. Опротестовывая незаконное, на его взгляд, повышение тарифов, депутат дошел до Конституционного суда и выиграл дело, чем переполошил городских и областных чиновников.

Так что мечты о том, что крупные инфраструктурные экологические проекты, предлагаемые организациями, учрежденными Александром Каштаным, найдут поддержку в коридорах власти, оказались пустыми. Так он убедился, что политика и бизнес несовместимы.

И вдруг весной 2006 года господина Каплина пригласили в облправительство на должность председателя наконец-то созданного комитета госэкоконтроля, «чтобы наладить экологическую работу ведомства». Сам Каплин считал, что были по достоинству оценены его опыт, знания и принципиальность. Политологи же отмечали, что Сергей Морозов, по всей вероятности, использовал свой коронный (хотя и редко применяемый) ход - утихомирить оппозицию» методом ее приближения. Согласно закону о госслужбе, господин Каплин теперь не имел права высказываться критически о деятельности облправительства, поскольку сам находился в этой команде.

Но тут вмешались некие силы. Какие - точно сказать никто не может. Наиболее вероятная - конкуренты по экологическому бизнесу (в то время Каплин пытался освоить направление вывоза ТБО), имеющие прямые выходы на власть. Почти одновременно в двух местных газетах появились статьи с «компроматом» на юриста—эколога, где Александру Каплину припомнили совместную работу с Андреем Саймулловым, «которого ищет Интерпол», встречи с Гарри Каспаровым и чуть ли не подготовку «оранжевой революции». Господин Каплин считает, что если таинственные недруги и не добились своей цели, то, по крайней мере, смогли понизить его уровень в комитете до зама. Тем не менее на госслужбу оппозиционный депутат согласился. Политическую деятельность, как и бизнес, пришлось на время отставить, зато в экологической деятельности губернатор обещал не мешать. Обещание можно было б считать выполненным - ни разу прямого давления на господина Каплина со стороны губернатора не было. Эколог тоже выполнил свое обещание - занимался только прямой профессиональной деятельностью, правда, она часто не совпадала с интересами областных чиновников и различных инвесторов. Он продолжал защищать «Сенгилеевские горы» и «Винновскую рощу», многие помнят его тяжбу с самарской компанией «Сити—Маркет», у которой он отсудил в бюджет 350 млн рублей за нарушения экологического законодательства при строительстве в Ульяновске ТЦ «Звезда». Борьбу с незаконным строительством в рекреационной зоне «Стройграда», у которого были высокие покровители. Уже тогда в частных разговорах Каплин отмечал, что должность эта, видимо, ненадолго - больше года его вряд ли будут терпеть. Так и оказалось. Пошли возмущения недовольных застройщиков, руководители предприятий открыто заявляли Каплину, что губернатор им пообещал разобраться с комитетом. В те же времена в облправительство стали поступать докладные записки о том, что «Александр Каплин является «американским шпионом», и «был завербован во время своего обучения в Америке с целью развала страны», что он «тайный агент «оранжевой» революции» в Ульяновской области». Ко всему прочему, весной 2007 года Каплин подпортил свои отношения со спикером гордумы Василием Гвоздевым, став одним из организаторов попытки «гордумовского переворота», когда депутаты хотели сменить спикера, считая, что он превышает свои полномочия. Попытка сорвалась - Василий Гвоздев переиграл «революционеров», переманив несколько депутатов на свою сторону и частично признав свои ошибки. Впрочем, Сергей Морозов свое слово держал и в деятельность госэкоконтроля не вмешивался. Зато неожиданно появилась новая проблема - прокуратура заявила о незаконности совмещения гос— службы с депутатством в гордуме. Правда, в законодательстве это не было прописано - то ли существовал правовой пробел, то ли законодатели специально сохранили такую возможность, считая, что местное самоуправление и гос-служба друг другу не мешают, поскольку должны быть независимы друг от друга. Да и писем прокуратуры по этому поводу никто не видел. Тем не менее в августе 2007-го господину Каплину было предложено выбирать: или госслужба, или депутатство.

Неугомонный Каплин выбрал последнее. И продолжил свою правозащитную деятельность. Дело о тарифах ЖКХ, к которому он приложил руку, теперь принято к рассмотрению Европейским судом, как и дело по «Сенгилеевским горам», где эколог вступил в борьбу с Романом Абрамовичем, доказывая незаконность продажи подконтрольной ему компании «Виста Про» недр «Бурытской горы» (с началом кризиса компания, ссылаясь на нарушения процедур, сама отказалась от этих недр).

Впрочем, депутатские полномочия эколога—правозащитника скоро закончились, а не удалось ли ему снова одержать победу в своем депутатском округе .

С 2011 года Каплин стал федеральным чиновником, но это отдельная история.

кап1
кап2
кап3
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments